Теория предельной производительности, Экономическая теория - Бутук А.И. Бібліотека українських підручників

1.2. Теория предельной производительности

На основании теории трех факторов производства и в ее развитии с целью завуалировать наиболее вульгарные положения возникла во второй половине XIX в. теория предельной производительности, тесно связанная маржиналистской методологией с теорией предельной полезности. Ее основоположниками были А. Маршалл ("Экономика промышленности" (1889), "Промышленность и торговля" (1919), "Деньги, кредит и торговля" (1923), "Принципыполитической экономии" (1890)) и Дж.Б. Кларк ("Философия богатства" (1886), "Распределение богатства" (1889), "Возможность построения научного закона заработной платы" (1899), "Проблемы монополий" (1901), "Сущность экономической теории" (1907))*22. Именно данная теория с известными модификациями используется в экономике для характеристики экономических издержек. Поэтому мы будем рассматривать теорию предельной производительности в том ее современном виде, в каком она излагается, например, в учебнике К. Макконнелла и С. Брю.

*22: {См.: Всемирная история экономической мысли: В 6 т. — Т. 3: Начало ленинского этапа марксистской экономической мысли. Эволюция буржуазной политической экономии (конец XIX — начало XX в.). — С. 130-150.}

В соответствии с теорией предельной производительности в Экономикс трактовка экономических издержек (затрат по производству и сбыту продукции) основывается на факте редкости ресурсов и возможности их альтернативного использования для создания и реализации различных продуктов, иначе говоря на соотношении спроса и предложения, во-первых, на сами продукты, а во-вторых, на необходимые для них факторы производства. Действительно, выбор любого редкого ресурса для выработки и поставки одного продукта в известной мере означает еще большее ограничение или даже невозможность создания и сбыта других продуктов, для которых нужен этот же ресурс. Отсюда выводится понятие так называемых вмененных издержек.

К. Макконнелл и С. Брю определяют их так: "...Экономические, или вмененные, издержки любого ресурса, выбранного для производства товара, равны его стоимости, или ценности, при наилучшем из всех возможных вариантов использования"*23. Мягко выражаясь, определение весьма неопределенное.

*23: {Макконнелл К.Р., Брю С.Л. Экономикс: Принципы, проблемы и политика. – Т. 2. – С. 45. }

Те же авторы пытаются конкретизировать его следующим образом: "Экономические издержки — это те выплаты, которые фирма обязана сделать, или те доходы" которые фирма обязана обеспечить поставщику ресурсов для того, чтобы отвлечь эти ресурсы от использования в альтернативных производствах"*24. Определяемые таким образом экономические издержки подразделяются в экономике на два вида:

*24: {Макконнелл К.Р., Брю С.Л. Экономикс: Принципы, проблемы и политика. – Т. 2. – С. 45.}

1) расходы, которые фирма несет из своих средств в пользу субъектов, поставляющих трудовые услуги, сырье, материалы, топливо, энергию, транспортные услуги и др., называются внешними издержками (эти поставщики не являются владельцами фирмы);

2) издержки на собственный и самостоятельно используемый ресурс представляют собой неоплачиваемые, т. е. внутренние издержки. Причем К. Макконнелл и С. Брю подчеркивают: "Минимальная плата, необходимая, чтобы удержать предпринимательский талант миссис Брукс в рамках данного предприятия, называется нормальной прибылью. Ее нормальное вознаграждение за выполнение предпринимательских функций является элементом внутренних издержек наряду с внутренней рентой и внутренней заработной платой"*25.

*25: {Там же.}

Как видим, мало того, что затраты по производству продукции определяются только в категориях рыночной конъюнктуры, сложившейся по поводу привлечения ресурсов, в них включается еще и нормальная прибыль. При этом авторов (как ни странно) совсем не смущает то обстоятельство, что с практических позиций никому (в том числе и упомянутой миссис Брукс, если она занята практическим делом) не придет в голову относить любую часть прибыли (разве что, кроме налогов с нее) к издержкам фирмы. Невразумительным исключением оказываются лишь экономисты-теоретики, для которых практика не является критерием истины и которые готовы попрать здравый смысл, олицетворенный в вопросах расходов и доходов бухгалтерами.

Нисколько не смущаясь и имея ввиду под "экономистами" представителей маржинализма, К. Макконнелл и С. Брю пишут: "Экономисты и бухгалтеры по-разному понимают значение термина "прибыль". Бухгалтерская прибыль представляет собой общую выручку фирмы за вычетом внешних издержек. Однако экономисты определяют прибыль иначе. Экономическая прибыль — это общая выручка за вычетом всех издержек (внешних и внутренних, включая в последние и нормальную прибыль предпринимателя)"*26. В отличие от нормальной прибыли, они не включают так называемую экономическую (чистую) прибыль в издержки, так как последняя является доходом сверх необходимого минимума (нормальной, средней прибыли), достаточного для сохранения заинтересованности в данном бизнесе. Сверхприбыль связана у них с риском и монопольной властью.

*26: {Макконнелл К.Р., Брю С.Л. Экономикс: Принципы, проблемы и политика. – Т. 2. – С. 46.}

Отличие теории предельной производительности от теории трех факторов производства, прежде всего, состоит в том, что первая, помимо земли, труда и капитала (в их терминологии) к ресурсам относит еще и предпринимательскую способность.

Почему неправомерно рассматривать предпринимательскую способность как самостоятельный ресурс, мы подробно разъясняли еще в гл. 1.

Другое важное различие заключается в использовании теорией предельной производительности маржинальных категорий: предельные издержки, предельный продукт, предельный доход (предельный — в смысле добавочный, или дополнительный). Формулирование последних базируется на выделении постоянных и переменных издержек, которые в свою очередь выводятся на основе различия краткосрочного и долгосрочного периодов.

Долгосрочный период (в их понимании) — это период достаточно продолжительный, чтобы фирма могла перебросить капитал из одной отрасли в другую и (или) изменить все занятые фирмой ресурсы, а соответственно и свои производственные мощности. Напротив, краткосрочный период — это период слишком незначительный, чтобы осуществить межотраслевое перемещение капитала и изменить все занятые фирмой ресурсы, а следовательно ее мощности.

Таким образом, если краткосрочный период (в трактовке маржиналистов) представляет собой период фиксированных мощностей фирмы, то долгосрочный — период изменяющихся мощностей. Важно заметить, что кратко- и долгосрочный периоды отличаются друг от друга скорее концептуально, нежели по реальному времени, ибо в разных отраслях для изменения мощностей требуются различные отрезки времени.

Деление издержек на постоянные и переменные относится только к краткосрочному периоду (периоду фиксированных мощностей). В экономике постоянными называют те издержки, величина которых не меняется в рамках фиксированных мощностей фирмы при любом объеме ее производства. Они связаны с самим наличием у нее природных ресурсов, средств труда и управленческо-охранного персонала, затраты на которые должны быть учтены даже при нулевом объеме производства.

Конкретно говоря, к ним относятся заемные обязательства фирмы, арендная плата, амортизация от морального и пассивного физического износа средств труда, взносы по имущественному страхованию, зарплата высшего управленческого персонала (с их предпринимательскими способностями) и охраны. Расходы на них обычно стабильны при любом объеме выпуска в пределах фиксированных мощностей.

Напротив, к переменным издержкам в указанных пределах относят затраты на сырье, материалы, топливо, энергию, транспортные услуги, амортизацию от активного физического износа средств труда, зарплату основной части работников. Величина этих издержек меняется в зависимости от динамики объема выпуска, т. е. степени использования фиксированных мощностей. В долгосрочном периоде, или при изменяющихся мощностях, все издержки являются переменными — постоянных издержек нет.

В рамках краткосрочного периода действует закон убывающей отдачи (закон убывающего предельного продукта, закон изменяющихся пропорций). Он основан на предположении о фиксированных мощностях фирмы и о том, что все единицы каждого переменного ресурса качественно однородны. При данных допущениях последовательное присоединение каждой дополнительной единицы переменного ресурса (например, рабочей силы) к постоянному ресурсу (например, капиталу или к земле) сначала будет повышать отдачу, а затем, начиная с определенной единицы, понижать ее. Это обусловлено тем, что в начале переменного ресурса не хватает, а потом становится слишком много по сравнению с постоянными ресурсами фиксированных мощностей краткосрочного периода.

Таким образом, дополнительный (предельный) продукт каждого переменного ресурса имеет тенденцию к снижению, начиная с момента перенасыщения им фиксированных мощностей. В теории предельной производительности величине дополнительного продукта в конкретный момент времени уделяется особое значение: считается, что именно величина добавочного продукта каждого переменного ресурса определяет его цену, которая в экономике отождествляется с платой за него. Поскольку величина дополнительного продукта зависит от степени насыщения соответствующим переменным ресурсом фиксированных мощностей, постольку она в конечном счете детерминируется соотношением спроса (со стороны фиксированных мощностей) и предложения (со стороны поставщиков) по поводу конкретного переменного ресурса. Но мы уже неоднократно показывали, что только соотношение этих рыночных сил, как бы их не укрывали за понятиями "предельная полезность" или "предельная производительность", не может само по себе объяснить ценообразования, в том числе и на ресурсы.

Конечно, соотношение спроса и предложения по поводу ресурсов влияет на их цены. Однако цены должны иметь объективную базу, которая определяется их стоимостью, а не предельной полезностью товаров или предельной производительностью ресурсов. Тем более, что само понятие предельного (дополнительного) продукта выводится при предположении фиксированных мощностей, а ведь мощности фирм, хотя и являются данными в каждый момент, но могут одновременно и постоянно меняться. Главное даже не в том, что при формулировании закона убывающей отдачи и выведении понятия предельного продукта применяются абстракции, вытекающие не из средних (нормальных) условий, которые допускают рост мощностей, а из произвольного предположения фиксированных мощностей в весьма неопределенном краткосрочном периоде. Можно даже согласиться с такими предположениями, имея ввиду известную дискретность расширения мощностей каждой фирмы. Концептуальная порочность теории предельной производительности, хотя и прямо связана с подобными допущениями, но непосредственно состоит в другом: в том, что в трактовке ее адептов "...ценообразование и использование экономических ресурсов (факторов производства) являются феноменом спроса и предложения..."*27. Из этого вытекает все остальное.

*27: {Макконнелл К.Р., Брю С.Л. Экономикс: Принципы, проблемы и политика. – Т. 2. – С. 142.}

Во-первых, цена всякого ресурса почему-то отождествляется с платой за него, с одной стороны, и с издержками — с другой. Но ведь известно, что, например:

1) арендная плата за средства труда не является их ценой, которую уплачивают не при их аренде, а при их покупке. Арендная плата может квалифицироваться как их цена (в лучшем случае) лишь с позиций рассмотрения аренды в качестве продажи в рассрочку;

2) при закупке предметов труда (сырья, материалов, топлива, энергии) их включают в калькуляцию издержек только в той мере, в какой реально расходуют на выработку соответствующей продукции, а не во всем объеме их поставки, так как некоторая часть поставки может быть не затрачена и оставлена в запасе для выпуска других партий. Отсюда понятно, почему все свои умозаключения сторонники теории предельной производительности иллюстрируют примерами по поводу рабочей силы, цена которой (зарплата) действительно совпадает с платой за нее и с издержками на нее работодателя. При этом они заявляют: " В своем анализе тут мы ограничиваемся рассмотрением только такого фактора производства, как труд, поскольку разработанные принципы в целом применимы также к земле, капиталу и предпринимательским способностям"*28. Однако это утверждение, нуждающееся в доказательстве, ничем не аргументируется.

*28: {Там же. – С. 143.}

Во-вторых, по утверждению представителей данной теории, характеризующей ценообразование на ресурсы в условиях конкуренции, фирма будет нанимать дополнительных работников до тех пор, пока ставка зарплаты, которая рассматривается в качестве предельных (добавочных) издержек на этот ресурс, или как та величина, на какую каждый добавочный работник увеличивает прирост затрат, равна предельному (дополнительному) продукту рабочей силы в денежной форме, т. е. приросту ее общего дохода в результате применения каждого добавочного работника. Иначе говоря, ставка зарплаты (цена рабочей силы) определяется соотношением спроса и предложения по поводу нее и равна, с одной стороны, приросту затрат фирмы в расчете на одного работника, а с другой — приросту продукта в денежной форме тоже в расчете на одного работника.

Однако применительно к работникам конкретной категории тезис о том, что ставка их зарплаты равна приросту затрат фирмы на одного из них, является пустой тавтологией [от греч. tauto — то же самое и logos — слово, учение], не нуждающейся в каком-либо обосновании. А вот положение о том, что ставка зарплаты равна приросту продукта в денежной форме от применения дополнительного работника, требует доказательства, которого как раз и нет. Это положение сводится к той элементарной истине, что производительность каждого работника должна быть, как минимум, достаточной для того, чтобы окупить расходы фирмы на его оплату (в противном случае, работник будет обузой для нее, принося убытки).

Но разве это означает, что зарплата должна обязательно равняться приросту продукта в денежной форме в расчете на одного работника? Этот прирост может быть гораздо больше зарплаты соответствующего работника.

Таким образом, даже в отношении данного ресурса, цена которого совпадает с платой за него и с затратами фирмы на него, теория предельной производительности скатывается к предельной неопределенности, пытаясь объяснить их из результативности применения рабочей силы, а не из того, что требуется для восстановления и развития способности к труду.

В-третьих, если даже на минуту принять маржиналистскую методологию, то можно ли согласиться с тем, например, что нормальная (средняя) прибыль, рассматриваемая теоретиками предельной производительности в качестве платы за предпринимательскую способность, является приростом ее продукта в денежной форме? Даже если и рассматривать нормальную прибыль как достаточный стимул для удержания бизнесмена в той сфере, где она достигается в условиях, одинаковых для всех фирм цен на их продукцию и используемые ресурсы, все-таки одни из них имеют сверхприбыль, а другие — убытки, поскольку применяют разные технологии и формы организации своей деятельности. В результате они имеют и различные удельные (на единицу продукции) затраты, т. е. расходы ресурсов (даже если предположить, что они являются абсолютно одинаковыми). Нормальная прибыль, по определению, является не предельным продуктом предпринимательской способности и, тем более, не приростом издержек фирмы на дополнительную единицу этой способности, а средней прибылью на капиталовложения в отрасли, где спрос и предложение уравновешены и на продукцию, и на факторы ее производства.

В-четвертых, предельный продукт в денежной форме как цена соответствующих ресурсов выводится сторонниками данной теории применительно только к краткосрочному периоду и в отношении лишь тех из них, которые являются переменными в условиях фиксированных мощностей. Следовательно, данная концепция не может распространяться в своих маржиналистских категориях на долгосрочный период, где закон убывающей отдачи не действует, а также на все постоянные ресурсы в краткосрочном периоде. Это означает, что сама теория предельной производительности не только является предельно неопределенной в части категориального аппарата, трактующего цены на переменные ресурсы, но и носит явно частичный и даже узкий характер, т. е. пытается описать лишь частные случаи хозяйственного поведения, а не экономически закономерное. Более того, даже такие элементарные вопросы, как определение объективной базы цен на сырье, материалы, топливо и энергию (которые маржиналисты относят к переменным ресурсам) не могут быть вразумительно обоснованы с их методологических позиций. Они хотя и признают (в отличие от теории трех факторов производства) необходимость их учета, но по традиции калькулируют затраты предметов труда только с точки зрения соотношения спроса и предложения, складывающегося по их поводу.

В-пятых, предельный продукт как добавочный продукт на дополнительную единицу переменного ресурса, предельные издержки фактора производства как добавочные издержки на дополнительную единицу данного переменного фактора, общие предельные издержки как прирост затрат фирмы на добавочную единицу продукции, предельный доход как добавочный доход на дополнительную единицу продукции — все это категории, представляющие собой отвлечения, сделанные при допущении фиксированных мощностей в рамках краткосрочного периода, где действует закон убывающей отдачи, не распространяющейся на долгосрочный период с изменяющимися мощностями.

Ненаучность подобных абстракций состоит в том, что они строятся на допущениях, призванных выявить не общее, не среднее в хозяйственной жизни, а лишь особые случаи осуществления экономической деятельности. Сами понятия дополнительного дохода, добавочного продукта, предельных издержек вполне уместны только в рамках особых случаев (они могут быть полезны при решении вопросов, касающихся, например, оптимизации объемов выпуска фирмы). На их базе нельзя вскрыть глубинную основу ценообразования на продукты и ресурсы, а также затратообразования и доходообразования.

В-шестых, теория предельной производительности (как и теория трех факторов производства и теория предельной полезности) носит апологетический характер. И это не скрывают в экономике: "В анализе формирования цен на ресурсы раскрывается обоснование положения о том, что экономическая справедливость является одним из имманентных признаков конкурентной капиталистической экономики...рабочий, в сущности, получает доход, равный его предельному вкладу в доход фирмы...теория предельной производительности, по всей видимости, и обосновывает частное и справедливое распределение дохода. Поскольку теория предельной производительности в равной степени применима и к капиталу, и к земле..."*29. Однако это апологетическое обоснование весьма слабо аргументировано. В этом можно еще раз убедиться, при сравнении маржиналистской концепции издержек с трудовой.

*29: {Макконнелл К.Р., Брю С.Л. Экономикс: Принципы, проблемы и политика. – Т. 2. – С. 152-153.}