ПОСТКЕЙНСИАНСКИЕ ТРАКТОВКИ УМЕНЬШЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО УЧАСТИЯ В ЭКОНОМИКЕ, Монетаризм, Экономическая теория - Бутук А.И. Бібліотека українських підручників

§ 3. ПОСТКЕЙНСИАНСКИЕ ТРАКТОВКИ УМЕНЬШЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО УЧАСТИЯ В ЭКОНОМИКЕ

Кейнсианская теория стабилизационной политики доминировала в макроэкономических воззрениях большинства экономистов всех развитых стран, начиная с 30-х годов XX века. Она была базой антициклического регулирования, применявшегося в них. Однако с 70-х годов кейнсианству был брошен вызов, прежде всего, со стороны монетаризма, теории рациональных ожиданий и теории экономики предложения. Рассмотрим их основные положения.

3.1. Монетаризм

Наибольшее распространение среди некейнсианских направлений экономической теории на западе получил монетаризм. Его лидером является профессор Чикагского университета М. Фридмен. Поэтому монетаризм еще называют "чикагской школой". Как полагают К. Макконнелл и С. Брю, "в действительности линия, разделяющая современных, кейнсианцев и монетаристов, не столь четкая. Но в крайних проявлениях кейнсианские и монетаристские взгляды существенно расходятся в вопросе о внутренней стабильности капиталистической экономики. У них есть и важные идеологические различия, касающиеся, в частности, роли государства"*44.

*44: {Макконнелл К.Р., Брю СЛ. Экономикс: Принципы, проблемы и политика. — Т. 1. — С. 320.}

Мы охарактеризуем воззрения ортодоксальных монетаристов.

В противовес кейнсианству, монетаристы прежде всего считают, что современные рынки в достаточной мере конкурентны, чтобы обеспечивать высокую степень макроэкономической стабильности. Методологические корни монетаризма уходят в докейнсианскую концепцию саморегулируемости капиталистической экономики за счет эластичности цен и зарплат, вследствие которой колебания совокупного спроса воздействуют якобы на них, а не на уровень производства и занятости. Проблема, по их мнению, состоит в том, что нестабильность экономики порождается как раз государственным вмешательством в нее (например, регулирование минимальной зарплаты, поддержание цен на сельхозпродукцию и поведение профсоюзов, усиливая негибкость цен и зарплат в сторону их понижения, вызывает углубление циклических перепадов). Они полагают, что государство своей фискальной и кредитно-денежной политикой способствует нестабильности, а госуправление в целом рассматривают не только как бюрократическое и неэффективное явление, но и как вредное, подавляющее индивидуальную инициативу и свободу человека, а также содержащее множество ошибок. Поэтому, с их точки зрения, госсектор должен быть как можно меньшим.

Если кейнсианцы строят свой анализ на формуле совокупного спроса (ВНП = C + Iq + +G+ Хn), то монетаристы основывают его на формуле, отражающей роль денег в экономике, которая называется уравнением обмена:

MV = PQ,

где М — денежное предложение; V — скорость обращения денег; Р — средняя цена, по которой продается каждая физическая единица продукции; Q — физический объем произведенной продукции.

Монетаризм исходит из того, что совокупный спрос (общие расходы на покупки) — это предложение денег, умноженное на скорость их обращения (MV), т. е. номинальный ВНП, который равен выручке от реализации его частей (PQ), или произведению средней цены физической единицы на общий объем физических единиц продукции (конечной продукции, поскольку в ВНП не входит промежуточная продукция, как было показано в гл. 11).

Вместе с тем сами понятия "средняя цена" (чего? — автомобилей, масла, колгот и др.) и особенно "физический объем продукции" (в каких единицах? — масла в кг, холодильников в штуках, воды в литрах, электроэнергии в кВт - ч, газа в кубометрах, жилой площади в квадратных метрах и т. д.) являются нелепыми. Поэтому простота уравнения обмена представляет собой вульгарность. С данной точки зрения правильнее было бы использовать преобразованную формулу количества денег, необходимых для обращения, о которой речь шла в гл. 5: МV равно сумме цен товаров, поставленных на рынок, минус сумма цен товаров, проданных в кредит, плюс сумма платежей, срок которых наступил (в соответствующем периоде).

Впрочем, оставим устранение этих нелепостей самим монетаристам и вернемся к их концепции.

Уравнение обмена занимает в концепции центральное место, поскольку она зиждется на следующих теоретических постулатах:

1. Монетаристы рассматривают денежное предложение в качестве единственного действенного фактора, определяющего уровень производства, занятости, цен. Отсюда само название — монетаризм.

2. В отличие от кейнсианцев, монетаристы отрицают фискальную политику с ее дискретными мерами, полагая, что она лишь дестабилизирует экономику.

3. Если кейнсианцы считают, что денежное предложение методами кредитно-денежной политики воздействует на совокупный спрос и экономическую активность через ставку процента и инвестиционные расходы, то монетаристы полагают, что денежное предложение при его колебании изменяет непосредственно все компоненты совокупного спроса в соответствующем направлении (при возрастании денежного предложения спрос увеличивается, а при его сокращении — уменьшается).

4. Монетаристы утверждают, что изменение денежного предложения, влияя на совокупный спрос, воздействует на реальное производство и занятость лишь в краткосрочном периоде (пока не произойдет сдвига в уровне цен в соответствии с переменой денежной массы), следовательно, в долгосрочном периоде оно модифицирует только уровень цен (т. е. лишь номинальный, а не реальный ВНП), так как рыночная экономика якобы тяготеет к полной занятости.

5. Исходя из предыдущего положения, монетаристы считают излишней не только фискальную политику, но и дискретную кредитно-денежную политику как таковую, которая, по их представлению, способна менять лишь номинальный ВНП (уровень цен) и не может быть средством антициклического регулирования в плане воздействия на реальное производство и занятость.

Способность изменений в денежном предложении (М) влиять на совокупный спрос (на Q — в краткосрочном и на Р — в долгосрочном периоде) монетаристы объясняют стабильностью скорости обращения денег (V). Под стабильностью обращения денег они в данном случае понимают не постоянство (неизменность) V во времени, ибо с прогрессом форм расчетов V повышается. Под стабильностью V монетаристы подразумевают то, что, во-первых, скорость обращения денег меняется постепенно и предсказуемо, а во-вторых, V не изменяется в ответ на сдвиги в денежном предложении (М). Но если V стабильна в этом смысле, то из уравнения обмена (М V = PQ) следует, что монетаристы правы, утверждая, будто между М и номинальным ВНП (PQ) существует прямая и предсказуемая зависимость, превращающая деньги в единственный механизм экономической политики. Однако коль скоро V нестабильна, или непредсказуемо меняется из периода в период, то тогда правомерно утверждение кейнсианцев о второстепенной роли денег в макроэкономике, т. е. об отсутствии связи между изменением М и адекватным сдвигом в номинальном ВНП (PQ). Ведь денежная масса подразделяется на деньги для сделок и деньги для сбережений в непосредственно ликвидной форме. Причем денежные сбережения могут поглощать значительную часть прироста М, омертвляя эту часть денежного предложения и вызывая падение V. Вообще, кейнсианцы полагают, что скорость обращения денег непредсказуемо меняется: а) прямо пропорционально ставке процента, 6) обратно пропорционально предложению денег.

Эмпирические данные по США, в принципе, подтверждают позицию кейнсианцев. Правда, статистика за 30—80-е годы свидетельствует, что рост номинального ВНП в США сопровождался увеличением денежного предложения. Эти фактические данные позволяют монетаристам утверждать, что деньги являются решающим фактором экономической активности и уровня цен, т. е. что увеличение М причина, а повышение номинального ВНП (PQ) — следствие. Кейнсианцы, со своей стороны, указывают на то, что связь явлений и причинно-следственная зависимость между ними — совершенно разные феномены. По их мнению, скорее рост совокупного спроса и производства вызывают увеличение денежного предложения, чем, наоборот, рост денежного предложения увеличивает спрос и производство. Кроме того, если из уравнения обмена (МV = PQ) рассчитать скорость обращения денег (V - Q/M = ВНП/М), то окажется, что по статистике США за 30—80-е годы V была нестабильной*45. Колебания V снижают значение денег в качестве фактора, влияющего на производство, занятость и цены. По меньшей мере, при значительных масштабах М даже несущественное изменение V может заметно воздействовать на номинальный ВНП, нейтрализуя в известной степени влияние на него изменений самой денежной массы.

*45: {Макконнелл К.Р., Брю СЛ. Экономикс: Принципы, проблемы и политика. — Т. 1. — С. 326, рис. 18.3.}

Тем не менее, настаивая на стабильности скорости обращения денег и указывая на эффекты вытеснения, временные лаги и другие трудности дискретной фискальной и кредитно-денежной политики (о которых речь пойдет в следующем разделе курса), монетаристы считают вредной как фискальную, так и дискретную кредитно-денежную политику. В частности, М. Фридмен, исследовав монетарную историю США с гражданской войны (1861 —1865 гг.) до создания ФРС (1913 г.) и сравнив ее с событиями последующего периода, пришел к выводу, что развитие после 1913 г. было менее стабильным, как он полагает, именно из-за ошибочного антициклического регулирования.

Отсюда монетаристы предлагают отказаться от дискретной политики и стабилизировать темп роста денежного предложения. М. Фридмен, например, полагает необходимым законодательное установление так называемого монетарного правила, согласно которому денежная масса должна расширяться ежегодно в том же темпе, как и потенциальный рост реального ВНП, т. е. на 3—5% в год. Коль скоро денежное предложение растет в постепенном темпе ежегодно, то всякое движение к спаду, по мнению монетаристов, становится временным, ибо совокупный спрос оживляется благодаря поступлениям дополнительной ликвидности. При соблюдении таких темпов увеличения денежного предложения инфляция спроса, как они полагают, также устраняется ввиду отсутствия излишних денег. Впрочем, циклические перепады по самой своей природе являются временными; задача как раз заключается в смягчении этих колебаний. В связи с этим К. Макконнелл и С. Брю констатируют: "В то время как значительное число экономистов с симпатией относятся к введению монетарного правила, фактически все центральные банки мира проводят дискретную политику"*46.

*46: {Макконнелл К.Р., Брю СЛ. Экономикс: Принципы, проблемы и политика. — Т. 1. — С. 329 (в сноске).}

Между прочим, даже центральные банки стран СНГ осуществляют дискретную кредитно-денежную политику, хотя наши реформаторы 90-х годов и считаются доморощенными монетаристами. Однако и монетаризм они плохо усвоили, взяв из него только постулаты о самоустранении государства от активной фискальной политики. Что касается кредитно-денежной политики, то наши "монетаристы", проводя ее, довели дело до тотального платежного кризиса, обанкротив национальную экономику в угоду МВФ, который применительно к странам СНГ тоже забыл о монетарном правиле, так же, как и о рациональных ожиданиях.