ЗАКОН СТОИМОСТИ И ЕГО ФУНКЦИИ, Трактовка ценообразования в теории предельной полезности, Экономическая теория - Бутук А.И. Бібліотека українських підручників

§ 4. ЗАКОН СТОИМОСТИ И ЕГО ФУНКЦИИ

Одно только взаимодействие спроса и предложения не объясняет само по себе механизма ценообразования, ибо из соотношения этих двух рыночных сил совсем не следует, что цена всегда должна быть величиной положительной и определенной. Напротив, если попытаться детерминировать ценообразование лишь взаимодействием спроса и предложения (причем за ценой ничего, кроме их определенного соотношения, не предполагать), то тогда логически можно выделить три варианта:

1) если спрос больше предложения, то цена представляет собой положительную, но весьма неопределенную величину (+ х); это все равно, что сказать: покупатель платит за товар, но неясно сколько, т. е. ничего конкретного не сказать о цене;

2) когда спрос равен предложению, тогда они уравновешивают друг друга, а цена как их равнодействующая должна равняться нулю. Это значит, что купля-продажа становится дарением, поскольку продавец ничего не берет за свой товар с покупателя;

3) коль скоро спрос окажется меньше предложения, то цена будет отрицательной величиной (- х). Это означает, что не покупатель, а продавец платит за продажу своего товара, т. е. за его приобретение покупателем; иначе говоря, вместе с товаром первый отдает второму деньги в соответствии с этой отрицательной ценой (полная бессмыслица).

Таким образом, когда при характеристике ценообразования исходят из того, что оно определяется исключительно взаимодействием спроса и предложения, тогда неизбежно приходят к теоретической неопределенности, нелепости и бессмыслице. Другими словами, теория ценообразования должна, кроме спроса и предложения, учитывать еще нечто, делающее цену товара всегда положительной и определенной величиной. Без этого процесс ценообразования останется непознанным, следовательно, необъясненным, оказывается, по существу вся природа товарно-денежных отношений, так как цена в них играет центральную роль. Ведь в цене содержатся и затраты, и доходы поставщиков (производителей и посредников), следовательно, их возможности рассчитываться со своими поставщиками, кредиторами, арендодателями, наемными работниками и др. В цене отраженно фиксируется покупательная способность денежных доходов потребителей и их уровень жизни.

Короче, не зная природы ценообразования, практически невозможно рассматривать какую-либо конкретную рыночную сделку. Познать же ее нельзя, не ответив на вопрос: что, кроме соотношения спроса и предложения, стоит за ценой. В политэкономии выделяются два основных противоположных направления, которые по-разному отвечают на данный вопрос:

1) теория предельной полезности;

2) трудовая теория стоимости.

Чем же отличается их толкование процесса ценообразования?

4.1. Трактовка ценообразования в теории предельной полезности

Основы теории предельной полезности были заложены представителями австрийской (венской) школы. Теоретические положения австрийской школы были изложены в книгах К. Менгера "Основания политической экономии", Э. Бем-Баверка "Основы теории ценности хозяйственных благ" и "Капитал и прибыль", Ф. Визера "Происхождение и основные законы хозяйственной ценности" и "Естественная ценность". Основная категория австрийской школы — предельная полезность, т. е. субъективная полезность "предельного экземпляра", удовлетворяющего наименее настоятельную потребность в благе данного рода. Предельной полезностью, по мнению австрийской школы, определяется ценность благ, которая зависит от соотношения запаса конкретного блага и потребности в нем. Вместе с ростом запаса при данной потребности снижается предельная полезность и, следовательно, ценность блага; при уменьшении запаса предельная полезность и ценность возрастают. Таким образом, ценность блага зависит от степени насыщения потребности в нем. По мнению Бем-Баверка, она (ценность) определяется важностью той конкретной потребности, которая занимает последнее место в ряду потребностей, удовлетворяемых всем запасом материальных благ данного рода.

Из предельной полезности австрийская школа выводила "объективную меновую ценность" и из нее — рыночную цену как равнодействующую субъективных оценок благ покупателями и продавцами. Этот переход от субъективных оценок к реальной цене — кульминационный пункт всей теории предельной полезности, вследствие несовместимости субъективных ощущений и их несопоставимости с объективными стоимостными и денежными величинами.

Таким образом, теория предельной полезности, которая, как и другие маржиналистские концепции, используется в Экономикс в качестве методологической базы, пытается объяснить положительное значение цены, так называемой предельной полезностью, т. е. субъективной оценкой дополнительной полезности добавочного экземпляра продукта, удовлетворяющего наименее настоятельную потребность в нем. Конечно, можно согласиться с тем, что любой человек имеет индивидуальную оценку предельной полезности каждого из интересующих его благ (хотя такая оценка часто весьма расплывчата и разнородна по каждому продукту). Нельзя также отрицать действия закона убывающей предельной полезности, в соответствии с которым по мере увеличения запаса данного блага и возрастания потребления числа его единиц удовлетворенность потребителя снижается. Однако достаточно ли всего этого для того, чтобы рассматривать предельную полезность в качестве объективной базы цены? Думается, нет.

Во-первых, само понятие "предельная полезность" носит явно выраженный субъективный характер. Ведь, предельная полезность одного и того же продукта для разных людей неизбежно оказывается неодинаковой, так как каждый человек, с одной стороны, имеет различное отношение к полезности или вредности определенного продукта в силу различий в потребностях, вкусах и вообще в образе жизни, а с другой стороны, даже при идентичности потребностей и вкусов получает неодинаковую информацию о соотношении запасов данного продукта и потребностей в нем, не говоря уже о том, что точной информацией на сей счет вряд ли кто-то располагает. Следовательно, предельная полезность одинаковых благ для каждого индивида становится несопоставимой.

Во-вторых, у предельной полезности не может быть объективной единицы измерения даже по отношению к одному и тому же продукту. Например, чем измерить предельную полезность обуви, куртки и др.? Поэтому Экономикс пытается вывести некую искусственную единицу, называемую "ютиль"*7, хотя и с оговорками о ее условности и субъективности. Что уж говорить о возможности сопоставления субъективной предельной полезности разных благ даже у одного и того же человека. О каком-либо соизмерении предельных полезностей разных продуктов у различных людей и речи быть не может.

*7: {См. Макконнелл К.Р., Брю С.Л. Экономикс: Принципы, проблемы и политика. – Т.2. – С. 31.}

В-третьих, когда говорят, что предельная полезность и ценность данного блага определяется соотношением его запаса и потребности в нем, тогда фактически возвращаются к тому, с чего начали: к утверждению, что цена зависит от соотношения предложения продукта и спроса на него. Ведь хотя спрос — это не просто потребность, а платежеспособная потребность, но если оценивается предельная полезность и ценность блага, то делается это для его приобретения и с учетом возможности уплатить за него. Что же касается запаса, то он практически тождествен предложению. Таким образом, начав поиск факторов, которые кроме спроса и предложения, влияют на цену и делают ее всегда положительной и определенной величиной, мы через предельную полезность вернулись к тому же соотношению спроса и предложения, так и не ответив на поставленный вопрос. Теория предельной полезности водила нас по замкнутому кругу, который для познания природы цены является, по-видимому, порочным.

В-четвертых, теория предельной полезности, игнорируя затраты на производство и реализацию продукта при определении его ценности, тем самым не отвечает на крайне важный вопрос о том, почему цена товара зависит от них и от их динамики. Эта зависимость достаточно очевидна, и на ее учете как раз и базируется трудовая теория стоимости.