Спор о предпринимательской способности, Затраты ресурсов в процессе труда, Экономическая теория - Бутук А.И. Бібліотека українських підручників

1.3. Спор о предпринимательской способности

К. Макконелл и С. Брю аргументируют выделение предпринимательской способности в качестве самостоятельного элемента людских ресурсов следующим образом:

"1. Предприниматель берет на себя инициативу соединения ресурсов земли, капитала и труда в единый процесс производства товара или услуги.

2. Предприниматель берет на себя трудную задачу принятия основных решений в процессе ведения бизнеса, т. е. те не рутинные решения, которые и определяют курс деятельности предприятия.

3. Предприниматель — это новатор, лицо, стремящееся вводить в обиход на коммерческой основе новые продукты, новые производственные технологии или даже новые формы организации бизнеса.

4. Предприниматель — это человек, идущий на риск*2.

*2: {Макконнелл К.Р., Брю СЛ. Экономикс: Принципы, проблемы и политика: В 2 т.: Пер. с англ. 11-го изд. - М.: Республика, 1992. - Т. 1. - С.38.}

Действительно, бизнесмены выполняют все перечисленные функции. Но достаточно ли констатации только одного данного факта для того, чтобы вычленить в качестве самостоятельного ресурса предпринимательскую способность, обособляя ее от рабочей силы? При ближайшем рассмотрении, думается, нет.

Отрицательный ответ на поставленный концептуальный вопрос слагается из двух групп аргументов. Первая из них обусловлена неправомерностью теоретического закрепления предпринимательской способности только за бизнесменом, имея ввиду хозяина (владельца) фирмы.

Во-первых, названные функции в той или иной мере выполняют все руководители не только отдельных предприятий, учреждений и организаций, но и их структурных подразделений, конечно, с большей или меньшей самостоятельностью и ответственностью. Следовательно, они являются не функциями лишь одного предпринимателя-хозяина, а функциями любого менеджера [от англ. manager — управляющий], который чаще всего является наемным работником определенного собственника (собственников) фирмы.

Во-вторых, зачастую крупные собственники, т. е. хозяева-бизнесмены, сами не руководят повседневной деятельностью своих фирм, нанимая для этого управляющих. Именно эти менеджеры каждодневно реализуют так называемую предпринимательскую способность, вступая в отношения с подчиненным наемным персоналом, поставщиками, кредиторами, заказчиками и заемщиками. Управленцы, конечно, отчитываются по основным вопросам своей руководящей деятельности перед хозяевами и получают от них соответствующие указания, которые ограничивают самостоятельность менеджеров и свидетельствуют о том, что и хозяева (хотя бы по главным вопросам) проявляют предпринимательскую способность, причем с правом решающего голоса. Тем не менее, нельзя утверждать, что предпринимательские функции осуществляют лишь собственники фирм. В отношении корпораций скорее наоборот — наемные управляющие.

В-третьих, даже тогда, когда собственники фирм не пользуются услугами наемных менеджеров, сами повседневно руководя своей фирмой, они реализуют себя как работники-управленцы определенной профессии, специальности и квалификации. Ведь в данном случае важен не их статус владельцев фирм, а их знания, навыки и умения в руководстве вполне конкретным делом. Здесь, разумеется, существенное значение имеют индивидуальные способности адекватно ориентироваться в конъюнктуре по налаживанию выгодных отношений с поставщиками, кредиторами, потребителями и другими контрагентами, связанные с особенностями соответствующей сферы бизнеса [от англ. business — дело], а, следовательно, с профессионально-квалификационным уровнем руководителя. Наемный менеджер получает за это зарплату.

Вторая группа аргументов против связывания предпринимательской способности с деятельностью только бизнесменов-хозяев вырастает из очевидной идеологической нацеленности и теоретической несостоятельности попыток закрепить такой вид дохода, как прибыль, за носителями предпринимательской способности в качестве самостоятельного ресурса, отличного от рабочей силы. Так, К. Макконнелл и С. Брю утверждают, что подобно тому, как рента — плата за природные ресурсы, процент — плата за ссудный капитал, зарплата — за рабочую силу, так и прибыль выступает в качестве платы за предпринимательскую способность*3. Подобные рассуждения слабо обоснованы в силу следующих обстоятельств, на которые любой ученый не может не обратить внимания.

*3: {Макконнелл К.Р., Брю СЛ. Экономикс: Принципы, проблемы и политика. — Т. 1. — С. 38.}

1. С одной стороны, верно, что размер прибыли в известной мере определяется способностью бизнесмена профессионально вписаться в сложившуюся конъюнктуру, ибо оптимальные решения в его рыночном поведении увеличивают ее, а просчеты уменьшают и даже приводят к убыткам и банкротству. С другой же стороны, при одинаковых способностях предпринимателя величина прибыли может многократно и даже на порядки отличаться в зависимости от размера того капитала и предприятия, которым он владеет. Различие может составлять десятки, сотни и тысячи раз. Таким образом, прибыль детерминируется не только и даже не столько предпринимательской способностью, сколько масштабами капитала. Поэтому прибыль нельзя рассматривать как плату за предпринимательскую способность.

2. Рассматривая прибыль как плату за предпринимательскую способность, в экономике вынуждены относить так называемую нормальную (среднюю) прибыль не к доходу, а к издержкам фирмы*4. Это вопиюще противоречит хозяйственной практике, точнее несовместимо с ней, так как никакой экономист-практик никогда не причислит какую-либо часть своей прибыли к затратам (по крайней мере, если она не изымается в виде тех или иных обязательных платежей). Следовательно, определение нормальной прибыли как платы за предпринимательскую способность заводит в теоретический тупик, или на путь, не имеющий рационального выхода на хозяйственную практику. Кстати, К. Макконнелл и С. Брю сами в этой связи отмечают, что следует различать бухгалтерское определение нормальной прибыли и ее определение экономистом-теоретиком. Но назвать подобное различие сколь-нибудь убедительным вряд ли возможно.

*4: {Макконнелл К.Р., Брю СЛ. Экономикс: Принципы, проблемы и политика. — Т. 1. — С. 82.}

3. Если ренту платит арендатор, процент — заемщик, зарплату — работодатель, то не понятно, кто платит бизнесмену прибыль, ибо нет конкретного субъекта, который использует его предпринимательскую способность. Бизнесмена с его способностями и капиталом может принять или отвергнуть рынок, если он впишется или, наоборот, не впишется в конъюнктуру. Но нет конкретного лица, приобретающего предпринимательскую способность как самостоятельный ресурс, наподобие природных ресурсов, искусственных средств производства и рабочей силы.

Итак, теоретически неверно и практически нелепо рассматривать предпринимательскую способность в качестве самостоятельного фактора производства. Рационально определять предпринимательскую способность как одну из важнейших характеристик таланта работника-управленца, которую можно, видимо, приравнять к его хозяйственной интуиции, прямо не зависящей от профессионально-квалификационной подготовки, но тесно связанной с ней.

1.4. Затраты ресурсов в процессе труда

В каждый данный момент производительные силы общества ограничены, или редки, хотя постоянно меняются по своим масштабам и структуре. Эти изменения сказываются на процессе труда.

Воздействие рабочей силы на предмет труда с помощью средств труда представляет собой абстрактный процесс труда. Конкретный способ осуществления данного процесса составляет технологию соответствующего производства. В ходе своего технологического применения, т. е. производственного потребления, рабочая сила и средства производства реализуются в затраты живого и овеществленного (прошлого) труда. Затраты живого, труда фиксируют масштабы Производственного потребления рабочей силы, в то время как затраты овеществленного (прошлого) труда выражают степень технологического применения средств производства. Средства производства, будучи результатом предшествующего производственного процесса, в котором они были созданы, воплощают в себе необходимые для этого издержки труда. Поэтому затраты средств производства и рассматриваются в качестве издержек прошлого, овеществленного в них труда.

Каждый отдельный производственный процесс имеет свои особенности применения личного и вещественного факторов производства по численности и профессионально-квалификационному составу рабочей силы, по номенклатуре [от лат. nomenclatura — перечень, роспись имен] и объему предметов труда, по структуре и количеству средств труда, по используемым природным ресурсам, а также, по соотношению всех этих компонентов производительных сил между собой. Данные особенности определяются технологией производства, ее уровнем и, естественно, своеобразием создаваемого продукта.