Послесловие: глобальные проблемы, Экономическая теория - Бутук А.И. Бібліотека українських підручників

Послесловие: глобальные проблемы

Одной из острейших проблем международных экономических отношений является неравномерность уровней развития стран и неравенство их взаимоотношений. К индустриально развитым государствам принадлежат страны ОЭСР, в которых проживает так называемый "золотой миллиард" С/6 всех населяющих в конце XX — начале XXI вв. планету людей). Они обладают достаточными природными ресурсами, мощным капиталом, квалифицированной рабочей силой и современными технологиями. Высокими доходами на душу населения выделяются также многие страны-экспортеры нефти. Особую группу образуют новые индустриальные страны (НИС), к которым принадлежат: Южная Корея, Гонконг (до воссоединения с КНР), Тайвань, Сингапур, Аргентина, Бразилия и Мексика, где в 60 — 80-х гг. наблюдалось ускоренное промышленное развитие на базе прежде всего иностранных инвестиций. Высочайшие темпы роста в 80 — 90-х годах продемонстрировал Китай, которому удалось лишь за 90-е годы вдвое повысить уровень жизни своего населения.

Однако в почти 100 отсталых странах индустриализация не осуществлялась, население занято в основном сельским хозяйством, квалификация трудовых ресурсов низка, прирост населения и безработица высоки, а экспорт представлен в первую очередь сельхозпродукцией и сырьем. Они как раз и представляют так называемые развивающиеся (отсталые) страны, образующие то, что со времен противостояния капитализма и социализма, где одной из двух сверх держав был СССР, определяли в качестве "третьего мира", наряду с капиталистической и социалистической мировыми системами.

После 90-х годов в связи с постсоциалистическими реформами в Восточной Европе, в частности в СНГ, можно говорить о появлении в их результате новых деиндустриальных стран (НДС). Эти реформы привели к упадку достаточно развитой промышленности и других отраслей бывшей социалистической экономики, превратив ее в сырьевой придаток и рынок сбыта развитых капиталистических стран. Это вызвало резкое снижение уровня жизни населения. Например, Украина только за 1994 —1997 гг. по индексу человеческого развития (фиксирующему ВНП на душу населения, уровень образования и продолжительность жизни) откатилась с 45-го на 95-е место в мире. Даже по официальным данным, за 90-е годы реальная зарплата в Украине упала в 3,8 раз, а пенсии — в 4 раза. Подобное наблюдается во многих других постсоциалистических странах. Причем, такое обнищание произошло на фоне богатейших природных ресурсов Северной Евразии: так, в России они оцениваются в 30 трлн. дол., в то время как в США — в 8 трлн., в КНР — в 6,5 трлн., а в Западной Европе — в 0,5 трлн. дол.

Состояние слаборазвитое™ каждой отсталой страны имеет свои особые причины. Тем не менее, можно выделить основные обстоятельства, характерные для большинства бедных стран.

• Многие природные ресурсы отсталых стран находятся в распоряжении ТНК, выкачивающих прибыль из них в развитые страны.

• У ряда отсталых государств природные ресурсы бедны, что не относится ко многим странам, в том числе СНГ.

• Если в развитых государствах среднегодовой прирост населения составлял в 80-х годах 0,6%, то в отсталых — 2%, что даже при одинаковых темпах роста ВВП вызывает уменьшение его в расчете на душу населения. Это не относится к странам СНГ, где население в последнее время резко сократилось; например, в Украине за 1991 —2001 гг. — почти на 3,5 млн чел.

• Недостаточные инвестиции в образование и подготовку кадров обусловливают дефицит квалифицированной рабочей силы и предпринимателей, что дополняется "утечкой мозгов" или иммиграцией наиболее подготовленной части трудовых ресурсов, в том числе из стран СНГ.

• В конце 80-х годов 2/3 мировых сбережений и инвестиций приходилось на развитые страны, 15% — на восточноевропейские, 20% — на развивающиеся.

Самая высокая доля накопления в ВВП (27 — 32%) — в Люксембурге, Японии, Норвегии, Австрии, Швейцарии и Китае; 15—20% — в Великобритании, США, Бельгии, Дании и Швеции. Доля внутренних сбережений к ВВП в развивающихся странах снизилась за 1976—1986 гг. с 25% до 22,5, а за 1991 —1995 гг. выросла до 24%. Но небольшой абсолютный размер ВВП отсталых стран (в них проживает 86% населения мира, а производится лишь 22% промышленной продукции) является причиной дефицита капиталовложений, одним из важнейших источников которых выступают сбережения.

• Из ряда отсталых государств происходит отток капитала из-за политического риска, боязни инфляционных потерь и налогового бремени; например, в 90-е годы из России и Украины, погрязших во внешних долгах, ежегодный отток капитала за рубеж оценивался в среднем соответственно в 25 млрд и 5 млрд дол., чему способствовал общий хаос.

• Отставание в НТП не позволяет слаборазвитым государствам создавать за счет собственных сил конкурентоспособные на мировом рынке производственные мощности; в странах СНГ огромный научно-технический потенциал, созданный в советский период, не используется ввиду дестимулирующего характера реформ.

• В отсталых странах (кроме НИС) экономическое развитие сдерживается отсутствием воли к нему у так называемых государственных мужей, наряду со сковывающими традициями, а также племенными и национальными распрями. После развала СССР эти факторы проявились и на постсоветском пространстве, усугубляя экономическую деградацию. Сыграли свою регрессивную роль разгул преступности и коррупции, политическая нестабильность и хищническая направленность реформ, которые разлагали позитивную экономическую активность.

Чтобы преодолеть экономическую отсталость или не допустить скатывания в болото регресса и нищеты (как это случилось у нас), каждой стране необходимо задействовать набор специфичных для нее мер, которые детерминируются особенностями уровня развития и характера ее производительных сил, своеобразием места в системе международного разделения труда, а также конкретными причинами задержки ее прогресса. Вместе с тем, можно назвать основные пути, выход на которые в принципе позволяет, учитывая опыт социалистических стран, НИС и Китая, решить проблему ускорения экономического роста и сокращения разрыва в уровне жизни по сравнению с развитыми странами.

Во-первых, для преодоления экономической отсталости требуется значительно расширить и активизировать вмешательство государства (если оно было слабым) или сохранить и повысить эффективность такого вмешательства, не допуская подрыва созидательной частной инициативы. Ибо:

1. Никто, кроме самого государства, не установит законность и правопорядок, которые создают адекватную среду для хозяйственной предприимчивости.

2. Слабость частного бизнеса вызывает потребность в наличии существенной доли госсектора, что особенно важно для монополизированных сфер, где государство действует менее корыстно, чем коммерческие структуры. Важность госсектора, усиливается отсутствием заметных частных накоплений.

3. Недостаточность развития производственной и социальной инфраструктуры сравнительно быстро может быть преодолена за счет государственных капиталовложений, мобилизуемых посредством централизации бюджетных и заемных средств на приоритетных направлениях ее формирования: транспорт, связь, электроэнергетика, образование, подготовка кадров и др.

4. Государственная защита и поддержка отечественного бизнеса в производственной сфере необходимы ввиду экспансионистской политики ТНК и компрадорских тенденций в поведении национальной буржуазии сырьевых отраслей, сферы торговли и банковского дела.

5. Совершенствование социального устройства и демографической ситуации в интересах более справедливого распределения и повышения уровня жизни большинства населения. Это способно существенно снизить социальные противоречия и расширить емкость рынка для национальной экономики.

6. Неуклонная борьба с коррупцией, злоупотреблениями, привилегиями, бюрократизмом и показухой, которые характерны для чиновничества в условиях слабого общественного контроля за госаппаратом.

Во-вторых, ускорение экономического роста в отсталых странах возможно за счет улучшения для них условий отношений с развитыми государствами. Оно предполагает ряд направлений.

A. Облегчение торговых отношений за счет устранения развитыми странами Торговых барьеров на пути экспорта отсталых стран. Такому ходу событий препятствует не только национальный эгоизм развитых стран, но также топливно-сырьевое наполнение товарного экспорта из отставших регионов, в том числе из СНГ.

Б. Помощь отсталым странам со стороны более богатых. Она в 1986 г. составляла: со стороны развитых капиталистических стран — 36 млрд. дол., стран ОПЕК — почти 5 млрд, стран СЭВ — 4 млрд дол. Известную помощь оказывают бедным странам такие международные организации, как МВФ, МБРР, МФК, MAP и др., хотя эта помощь часто обставляется такими условиями, которые отнюдь не способствуют ускорению развития тех, кто ее получает, в чем можно было убедиться на примере стран СНГ в 90-х годах.

B. Ввоз в отсталые страны частного иностранного капитала. В 50 — 60-е годы он составлял 2—4 млрд. дол. в среднем за год, в 70-е — 28 млрд дол.; а в 80—90-х годах значительно сократился ввиду огромной внешней задолженности отсталых стран, которая за 1982 — 1987 г. выросла с 842 млрд до 1217 млрд дол. (достигнув 39% ВНП всех их вместе взятых), а к 1997 г. — до 1,5 трлн. дол.

Поэтому отсталые страны еще в 1974 г. на сессии ГА ООН выдвинули идею нового мирового экономического порядка, которую тогда поддержали социалистические страны. Этот порядок предполагал:

— изменение в пользу бедных стран уставов международных организаций, в которых они не обладают и третью голосов, вследствие чего данные институты часто действовали против их интересов;

— введение преференций [от лат. praeferentia — предпочтение), т. е. таможенных преимуществ на продукцию отсталых государств;

— направление инвестиций ТНК не в сырьевые отрасли, а в обрабатывающий сектор отсталых стран, чтобы обеспечить диверсификацию их экономик;

— учреждение фонда стабилизации примерно на 20 основных видов сырья, за счет которого они должны были скупаться, когда цены на них начнут падать (для сдерживания этого падения); при повышении цен на данное сырье фонд мог его продавать, чтобы остановить их рост;

— индексацию на экспорт из отсталых стран с привязкой экспортных цен к ценам импорта из развитых государств;

— отсрочку и аннулирование части задолженности наиболее бедных стран;

— повышение помощи развитых стран отсталым с 0,33 до 0,70% ВНП первых с устранением ее увязки с покупкой продукции в странах-донорах.

Хотя ООН поддержала это предложение, его воплощение в жизнь бойкотировали крупнейшие государства, стремящиеся сохранить свое неоколониальное господство посредством, так называемой глобализации по-американски. Последняя была взята на щит политики "золотого миллиарда", в особенности "семеркой" после развала СССР, под прикрытием высокопарной демагогии о социально ориентированном и конкурентном рынке. Это уже к концу XX в. привело к обострению многих глобальных противоречий.

В одной из своих последних книг "Вступая в XXI век" Пол Кеннеди приводит данные, из которых видно, что при изготовлении спутников норма прибавочной стоимости достигает 2000%, реактивных истребителей — 2500, суперкомпьютеров — 1700, а цветных телевизоров — лишь 16, грузовых судов — 1 — 1,5%. Всякие же попытки стран, не при надлежащих к "золотому миллиарду", потеснить ТНК в наиболее прибыльных сферах, или выйти за "дозволенные" пределы жестко контролируются и пресекаются. С этой целью применяются самые разные методы, в том числе — игра на понижение курсов их валют, полный или частичный обвал фондовых рынков, что особенно эффективно в случаях с открытой экономикой, контролируемой международными валютно-финансовыми центрами.

"Семерка", ставшая с "послушной" Россией "восьмеркой", через МВФ, Всемирный банк и ВТО, где страны ОЭСР обладают большинством голосов, проводили все 90-е годы курс гегемонизма-глобализма, вызывая справедливое и все более нарастающее возмущение антиглобалистов, которые сопровождали все последние форумы названых организаций массовыми акциями протеста. Более того, США и их союзники после распада СССР предприняли атаку на ООН и ее органы под лозунгом борьбы с "отжившими институтами холодной войны", ибо структуры ООН в большей мере, чем это было бы выгодно развитым странам, отстаивают интересы отсталых государств и принципы гармонизации международных отношений. Дело дошло до фактического саботажа ООН в форме отказа США вносить часть полагающихся с них взносов в фонды этой организации.

Финансовая и военная активность США развивалась на фоне ухудшения уровня жизни во многих развивающихся странах. Если в начале 70-х годов во всем мире от голода страдали 400 млн чел., а в 80-х годах — 500 млн, то в 90-е годы — более 700 млн чел. Хотя за 90-е годы доля бедных (меньше 2 дол. дохода в день) сократилась с 60% до 56% в населении отсталых стран, тем не менее их общая численность возросла с 2,5 млрд. до 2,8 млрд. чел.

В СНГ за эти годы повысилась как численность бедных, так и их доля в населении. Достаточно сказать, что среднемесячная зарплата составила в 1999 и 2000 гг. соответственно (в дол. США): в Казахстане — 91 и 94, в России,— 62 и 81, в Белоруссии — 71 и 74, в Азербайджане — 45 и 46, в Украине — 43 и 42, в Армении — 38 и 39, в Молдавии — 29 и 33, в Кыргызстане — 27 и 25, в Таджикистане — 9,4 и 8,7. Если приведенные цифры по среднемесячной зарплате разделить на 30 (число дней в месяце), то грань, отделяющая бедных от небедных (2 дол. в день по расчетам ООН), окажется для многих жителей бывших республик СССР недостижимой, тем более что в среднюю зарплату входит оплата труда узкого круга высокооплачиваемых категорий работников (чиновников, менеджеров и их ближайшего окружения), а пенсии и другие доходы еще ниже зарплаты.

Таким образом, такая глобальная проблема современного человечества, как задача преодоления массовой бедности прямо столкнулась с глобализацией-либерализацией по-американски. Поэтому, нечего удивляться росту не только антиглобалистских, но и антиамериканских настроений в "третьем мире" и в СНГ. Вряд ли многие настроены против глобализации как процесса интернационализации и интеграции, поскольку он объективен и ему могут противодействовать лишь крайне националистические силы; однако сопротивление вызывает и будет нарастающе вызывать империалистическая глобализация, подавляющая чаяния большинства. Причем, по мере ужесточения имперских амбиций это сопротивление будет прибегать ко все более радикальным методам, в том числе к террору; а последний, если и не найдет сочувствия в общественном мнении бедных, то не получит в нем и энергичного отторжения, как это наблюдалось после 11 сентября 2001 г.

Это крайне затруднит решение такой обострившейся глобальной проблемы, какой стала борьба с терроризмом. Бомбежками Афганистана или Палестины его не одолеть. К тому же при чисто силовом и финансовом арсенале "борцов" с терроризмом они сами оказываются террористами, приносящими гораздо больше жертв, опираясь на государственный милитаризм и, тем самым, усиливая последний.

К тому же, непосредственно вооруженной борьбе с терроризмом почти неизбежно сопутствует усиление старых и возникновение новых поводов для ускорения гонки вооружений, которая может приостановить процесс ограничения милитаризации, проводившийся в годы так называемой холодной войны, в чем важную и даже определяющую позитивную роль сыграли СССР и другие соцстраны. Инициативная миссия СССР в деле разоружения подтвердилась (между прочим) и тем, что после его развала и роспуска Варшавского договора США не только не сократили, но даже увеличили расходы на оборону, а НАТО не просто не был распущен, но напротив, начал расширяться на Восток, демонстрируя бесцеремонное вмешательство во внутренние дела славянских и арабских государств, в том числе используя военные акции против народов и законных властей, порождая ненависть к Западу у все больших слоев населения Земли.

Демилитаризация позволяет одновременно найти источники средств для повышения занятости и борьбы с массовой безработицей. Исследования, проведенные в Великобритании, США и ФРГ, показали, что создание одного рабочего места в ВПК требует в 4 раза больше капиталовложений, чем в гражданских отраслях. Поданным бюджетного бюро конгресса США, каждые 10 млрд. дол., израсходованные на военные нужды, создают на 40 тыс. рабочих мест меньше, чем если бы они были направлены на мирное производство. По сведениям ООН, не более 1/5 исследований в военной науке во всех странах было использовано в мирных целях; занято же ими около 40% ученых и инженеров. Средств, расходовавшихся в начале 80-х годов на вооружение только в течение одного года, было бы достаточно для орошения 150 млн га земли, использование которых могло бы прокормить 1 млрд. чел. Этих средств хватило бы для строительства 100 млн квартир на 500 млн. чел. или для сооружения' и оснащения всем необходимым 1 млн школ, где могли бы обучаться около 650 млн детей. Для того чтобы покончить во всем мире с голодом, наиболее опасными болезнями, неграмотностью, достаточно суммы, равной 8—10% объема современных военных расходов.

Следовательно, если мы не только на словах хотим, чтобы глобализация стала благом, а не злом, т. е. приводила не к обогащению немногих (олигархии "золотого миллиарда") за счет большинства" но к преодолению массового недоедания, нищеты и бедности, то необходимо коренным образом изменить характер данного процесса, освободив его от неоколониальных черт путем реальной социализации самого хода интернационализации и интеграции стран мира. Данная метаморфоза выгодна для всех народов и государств, в том числе развитых, с точки зрения их долгосрочных (не сиюминутных) интересов. Ведь лишь в таком случае будут заложены основы международного доверия, без которого невозможны ни выравнивание уровней развития, ни борьба с терроризмом, ни разоружение, ни преодоление нищеты.

Превращение глобализации по-американски в социальную глобализацию требует решения такой общемировой проблемы, как реформирование главных межгосударственных институтов. В первую очередь речь идет о преобразовании МВФ и Всемирного банка из "акционерных обществ", где контрольный пакет принадлежит развитым странам, в структуры с более равноправным распределением голосов участников. Разумеется, актуальной задачей стала необходимость создания новой системы международной безопасности, включающей процесс ликвидации замкнутых военно-политических блоков, например НАТО. И, конечно, нужно реформировать ООН посредством ее превращения в полномочный форум разрешения основных коллизий современности, в частности экологической проблемы.

Многие исследователи полагают, что нынешний кризис экологии является вторым кризисом цивилизации и может быть сравним по значению лишь с кризисом на рубеже палеолита и неолита. При теперешнем потреблении природных ресурсов через 100 лет на земле сможет прожить в 3 раза меньше населения, нежели живет ныне (6 млрд. чел.). По оценкам ЮНЕСКО, чтобы человечество вписывалось в естественные циклы биосферы, оно должно сократиться в 10 раз, либо в 10 раз сократить свое нынешнее потребление. Развитые страны направляют на экологию 0,8—1,7% своего ВВП, хотя ежегодно причиняемый ущерб окружающей среде составляет 4 — 6% ВВП, восполняя тем самым лишь 1/4 исчисляемого в деньгах урона (в лучшем случае). Ежегодно в Мировой океан сбрасывается 20 млрд. т вредных веществ. Добыча минеральных ресурсов за последние 100 лет увеличилась в 30 раз. Недопустимо, как это делается сегодня, тратить на производство 1 пищевой калории 10 калорий энергетических. Ситуация осложняется тем, что эрозия почвы в ближайшие 25 лет приведет к падению мирового производства на 20%, а запасы нефти, газа и урана будут практически исчерпаны к 2100 г. Поэтому экологическую проблему многие рассматривают в качестве главной проблемы XXI в., от решения которой зависит жизнь или смерть человечества, хотя само ее решение детерминируется достижением успехов в преодолении всех других преград на пути его прогресса.

Но, к сожалению, кроме проблем экологии существуют и другие негативные факторы, с которыми человечеству необходимо бороться. Один из них — это чрезмерное развитие теневой деятельности, в особенности, так называемой черной экономики. По оценкам ЦРУ США, ежегодный оборот средств в наркосреде составляет 100—300 млрд. дол., торговли "живым товаром" — 7 млрд., угона автомобилей - 9 млрд., коррупции — 500 млрд дол. (1% мировой экономики). В СНГ теневой бизнес (не только "серый", но и "черный") получил гипертрофированное распространение: например, в Украине в "тени" производится до 60% ВВП.

Отсюда ясно, что ослабление техногенного давления человечества на матушку природу предполагает также оптимальное разрешение противоречий: между экономией ресурсов посредством внедрения достижений НТП, к чему стимулирует рынок, с одной стороны, и чрезмерным потребительством рыночного человека, которому мода и реклама часто навязывают то, в чем он не нуждается, — с другой; между материальным благосостоянием, которое дает людям социально ориентированная рыночная экономика и которое является базой их культурного совершенствования, и бездуховностью меркантильного индивида, нередко попирающего мораль ради выгоды; между свободой реализации задатков каждого в его стремлении к общечеловеческим ценностям и социальной потребностью ограничения частного, группового, классового и национального эгоизма; между развитием творчества полноценной личности и необходимостью сдерживания "злых гениев". Хотя данные противоречия являются общесоциальными, внести вклад в отыскание адекватных форм их осуществления и разрешения должны экономическая наука и процесс ее изучения.