Теория рациональных ожиданий, Теория экономики предложения, Экономическая теория - Бутук А.И. Бібліотека українських підручників

3.2. Теория рациональных ожиданий

На западе в середине 70-х годов известное распространение среди некейнсианцев получила теория рациональных ожиданий (ТРО). Ее ведущие представители — Р. Льюкес, Т. Сарджан и Н. Уоллес, исходят из того, что рыночные субъекты в экономической жизни ведут себя рационально. Они собирают и осмысливают информацию при формировании ожиданий относительно предметов, касающихся их экономических интересов. При этом сторонники ТРО допускают, что бизнесмены, работники и потребители не только разбираются в микроэкономике, с которой непосредственно имеют дело, но также понимают, как функционирует макроэкономика, и получают доступ к информации, достаточной для принятия решений, которые наилучшим образом вписывают их частные интересы в народнохозяйственные процессы. Более того, они полагают, что люди не просто распространяют опыт прошлого на будущее, но адекватно оценивают (соответственно своим интересам) воздействие проводимой политики на перспективы экономики. Исходя из этого рыночные субъекты будто бы принимают решения, которые базируются на таком предвидении и которые максимизируют их благосостояние вне зависимости от изменений, происходящих в народном хозяйстве, и факторов, их вызвавших. В этом суть так называемых рациональных ожиданий людей.

Представители ТРО, как и монетаристы, предполагают (согласно докейнсианской парадигме саморегуляции капиталистической экономики), что рынки являются в высокой степени конкурентными, а зарплата и цены — достаточно гибкими в сторону понижения. Но они идут дальше, допуская, будто информация об изменениях конъюнктуры передается быстро и даже мгновенно; следовательно, принимаемые на ее основе решения сразу же приспосабливают равновесные цены и объемы производства к сдвигам в технологиях, к различным потрясениям (засухам, наводнениям, биржевым крахам и др.) и к переменам в фискальной и кредитно-денежной политике. Отсюда делается вывод о нецелесообразности любого вмешательства государства в экономику, ибо стабилизационные меры будут изменять только цены и не затронут реального производства и занятости. По их мнению, например, ориентирование фискальной и кредитно-денежной политики на расширение совокупного спроса приведет только к повышению цен без изменения реального производства, которое, как они полагают, действует при полной занятости в условиях капитализма. Напротив, если фискальная и кредитно-денежная политика ориентирована на сокращение совокупного спроса в целях предотвращения перегрева экономики, то результатом станет снижение цен с сохранением неизменного уровня экономической активности.

Хотя ТРО солидарна с монетаризмом в призывах к основанной на правилах политике, ее аргументация иная. Неэффективность стабилизационного регулирования, согласно теории рациональных ожиданий, обусловлена не просчетами, а реакцией людей на ожидаемые результаты дискретных мер. При этом К. Макконнелл и С. Брю считают, что в настоящий момент подавляющее большинство экономистов не разделяют положений ТРО. Во-первых, сомнительно, чтобы люди всегда адекватно реагировали на экономическую политику. Во-вторых, многие рынки неконкурентны и не приспосабливаются к новациям быстро. В-третьих, имеется достаточно свидетельств влияния политики на реальный ВНП. Это касается, в частности, и теории экономики предложения.

3.3. Теория экономики предложения

Сторонники теории экономики предложения (ТЭП) утверждают, что дискретная фискальная и кредитно-денежная политика, отстаиваемая кейнсианцами, не может одолеть стагфляцию (сочетание спада с инфляцией, которое было присуще большинству развитых капиталистических стран в 70-х и начале 80-х годов) именно потому, что центром кейнсианства является проблема поддержания совокупного спроса. Представители ТЭП, как видно из ее названия, полагают, что в долгосрочном периоде борьба с безработицей и инфляцией должна ориентироваться непосредственно на стимулирование предложения.

В противоположность кейнсианцам, они прежде всего убеждены, что большая часть налогов трансформируется в издержки бизнеса и перекладывается на покупателей через повышение цен. Иначе говоря, налоги усиливают инфляцию издержек, ибо многие из налогов являются "клином" между затратами и ценами, который (клин) по мере расширения вмешательства государства возрастает. В результате, с одной стороны, подрывается экономическая эффективность и подталкивается инфляция издержек, а с другой — налоги ограничивают экономический интерес и уменьшают стремление к риску, что сокращает производство и предложение. Таким образом, возникает сочетание спада с ростом цен, которое было характерно для кризисов 1974—1975 и 1980—1982 гг. По их мнению, этому содействуют также гострансферты, поскольку они якобы подрывают стимулы, ибо, во-первых, способствуют иждивенчеству малоимущих и безработных, а во-вторых, облагают налогом для их финансирования занятых и фирмы. Сторонники ТЭП уделяли особое внимание предельным ставкам налогообложения, т. е. приросту налогов к приросту доходов, полагая, что чрезмерный пресс сдерживает сбережения и инвестиции. Они настаивают на уменьшении предельных ставок налогов и налогообложения капиталовложений, ссылаясь на кривую Лаффера, изображенную на рис. 25.1.

Кривая Лаффера

Рис. 25.1. Кривая Лаффера

На вертикальной оси рис. 25.1 отложены ставки налогов в процентах к налогооблагаемому объекту, а на горизонтальной оси — налоговые поступления в долларах. Кривая Лаффера сначала, с ростом ставок, идет вправо вверх до точки М, а после нее — влево вверх. Такая направленность кривой Лаффера иллюстрирует положение, когда возрастание ставки обложения увеличивает налоговые поступления до точки М. После точки М чрезмерный налоговый пресс подрывает стимулы хозяйственной деятельности: в результате чего сокращается экономическая активность и, как следствие, налоговые поступления, причем при возросших ставках.

Однако на практике точку М трудно определить. Тем не менее, А. Лаффер указывает, что при низких ставках налогов легче решается проблема дефицита госбюджета, поскольку, с одной стороны, сокращается теневая экономика, или стремление уклониться от налогообложения ввиду его посильности, а с другой — дополнительное стимулирование деловой активности расширяет ее и, следовательно, снижает необходимость в трансфертах, в частности, в пособиях по безработице.

Теория экономики предложения реализовалась практически в так называемой рейганомике, т. е. в экономическом курсе, проводившемся президентом США Р. Рейганом (1980—1988 гг.). Рейганомика включала:

1) приостановку роста государственного вмешательства в экономику путем замораживания и некоторого сокращения расходов на социальные программы (при увеличении затрат на оборону);

2) сужение государственного регулирования частного бизнеса для уменьшения его издержек и монополизации;

3) сдерживание роста денежной массы;

4) снижение налогов.

Результаты рейганомики были неоднозначными: с одной стороны, экономический подъем и возросшая занятость в США после 1982 г. сочетались с низкими ставками процента и темпами инфляции, но с другой — рейганомика в значительной мере отличалась существенным падением цен на нефть и сопровождалась резким ростом дефицита госбюджета и торгового баланса США.

Что касается самой теории экономики предложения, то она подвергается критике кейнсианцами по трем основным позициям:

1) влияние снижения налогов проявляется медленно, малозаметно по направленности;

2) снижение налогов больше воздействует на спрос, чем на предложение, т. е. увеличивает инфляцию спроса;

3) кривая Лаффера не дает четкого определения точки максимизации налоговых поступлений с сохранением экономических стимулов.

Однако не следует сбрасывать со счетов также социалистические воззрения на государственное регулирование.