СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ РОЛИ ГОСУДАРСТВА, Казенно-социалистическая система директивного управления, Экономическая теория - Бутук А.И. Бібліотека українських підручників

§ 4. СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ РОЛИ ГОСУДАРСТВА

Социалистические подходы к народнохозяйственному регулированию с известной условностью можно подразделить на:

1) казенно-социалистические;

2) гражданско-социалистические (социал-демократические). Вкратце охарактеризуем их основные черты.

4.1. Казенно-социалистическая система директивного управления

Казенно-социалистическая система теоретически обоснована с ортодоксальных позиций марксизма-ленинизма и практически реализована в большевистской (сталинской) модели социализма. Объективно она была необходима для ускоренной индустриализации промышленно отсталых стран, образовавших в XX в. вокруг СССР так называемый соцлагерь, который сосредоточивал 40% территории и треть населения Земли. Значительные достижения соцлагеря в деле экстенсивной индустриализации и социальной зашиты трудящихся являются историческим оправданием существования данной системы. Она попала в полосу системного кризиса, обострившегося в 70—80-е годы, именно потому, что имманентные ей свойства оказались неадекватными переходу к преимущественно интенсивному типу экономического роста. В целом эти свойства таковы:

1. Всеобщее огосударствление:

а) почти полный охват объективных факторов производства государственно-бюрократической формой собственности;

б) директивное планирование от достигнутого;

в) сверх централизованное распределение ресурсов и продуктов посредством фондирования;

г) директивное ценообразование;

д) различные методы разверстки, административно мобилизующие средства на реализацию основных направлений экономического и социального развития; .

е) казенная монополия внешней торговли и валютных отношений;

ж) принудительный идеологический монизм, осуществляемый через догматическое навязывание партийно-государственной пропагандой.

Все эти черты, с одной стороны, позволили мобилизовать и сосредоточить по существу все внутренние ресурсы на цели ускоренной и независимой индустриальной революции, но, с другой стороны, после завершения экстенсивной индустриализации стали оковами столь необходимой для интенсивного типа развития инициативы и предприимчивости, предполагающей хозяйственную самостоятельность и экономическую ответственность всех субъектов.

2. Примат античастнособственнической идеологии над экономическим интересом, отрицающий всякую индивидуальную собственность на средства производства под предлогом борьбы с эксплуатацией человека человеком. Если в отношении крупной частной собственности это. было оправдано и экономически, то применительно к мелкому и среднему бизнесу такая позиция не только выхолащивала частную инициативу и предприимчивость в сферах, где государственная собственность менее эффективна, но оказывалась несостоятельной в антиэксплуататорском смысле, ибо заменяла частную эксплуатацию государственной. Причем последняя подавляла экономические стимулы в бюрократической форме с силовыми приемами преследования инакомыслия.

Подобный примат, загоняя частный бизнес в подполье, в части некрупной собственности неизбежно отрицался процессом постепенного обуржуазивания общества, происходившего по мере роста благосостояния граждан и их стремления отстоять права человека.

3. Доминирование командных методов управления народным хозяйством над экономическими. Известная степень самоуправления и экономического поощрения, которые допускала система, использовались почти исключительно в рамках организации трудовых коллективов на выполнение директив, поступавших сверху. Это в значительной мере нейтрализовало творчество и ограничивало дифференциацию в оплате труда, ориентируясь на формализм и уравниловку. Кстати, уравниловка, например, "развитого социализма" времен Л.И. Брежнева, оказалась более явной, чем в период И.В. Сталина, и ввиду послабления государственного террора подорвала дееспособность директивного управления.

Казенно-социалистическая система, решив историческую задачу экстенсивной индустриализации, исчерпала себя и к 70-м годам несомненно назрела потребность реформ. Перестройка, переведя реформирование из экономической плоскости в политическую и не сумев обуздать национал-сепаратизм, подвела к антисоциалистическим и антисоветским реформам 90-х годов, направленным на утверждение номенклатурно-криминального компрадорского капитализма, разрушающего индустрию и социальные достижения казенного социализма вместе с соцлагерем и СССР в угоду имперским амбициям олигархии Запада. В определенной степени это стало возможным ввиду слабости социал-демократических позиций, в том числе в развитых странах.