Материальная база циклов и причины кризисов, Экономическая теория - Бутук А.И. Бібліотека українських підручників

1.3. Материальная база циклов и причины кризисов

По мнению многих экономистов, материальной основой циклов служит массовая замена активной части Основного капитала (активной части средств труда). • С этой точки зрения кризис перепроизводства выступает в качестве своеобразного и болезненного очистительного акта, который экономически принудительно подталкивает общественное производство к обновлению технологического потенциала и избавляет его от инертных или, напротив, авантюрных предпринимателей. Действительно, в ходе кризиса банкротами оказываются те фирмы, которые оснащены оборудованием относительно низкого технического уровня или допустили чрезмерную кредитную задолженность. На плаву удерживаются компании, успевшие без значительной кредитной задолженности обновить (по сравнению с банкротами) часть своего основного капитала. При этом выход из фазы кризиса в фазу депрессии и оживления, а затем экономического подъема оказывается возможным только за счет массовой замены активной части средств труда теми фирмами, которые выдержали кризисный шторм. Именно замена позволяет им при относительно низких ценах периода стагнации начать расширение хозяйственной деятельности, ибо она является рентабельной благодаря снизившимся удельным затратам, достигнутым на базе использования новой техники и технологии.

В этом смысле малый хозяйственный цикл и такая его болезненная фаза, как кризис перепроизводства, являются естественной формой самодвижения технического прогресса в условиях рыночной экономики. Экономический цикл - это своего рода спираль поступательного движения технологического потенциала народно- . го хозяйства, в которую должен вписаться каждый хозяйствующий субъект, стремящийся практически выдержать конкурентную борьбу за деньги потребителей! Экономические циклы и их наиболее тяжелая фаза — кризисы, видимо, являются необходимым механизмом, посредством которого рыночная среда осуществляет саморегуляцию такой важной стадии НТП, как внедрение технологических новшеств в хозяйственную практику компаний. Без этой саморегуляции процесс инноваций был бы гораздо более медленным. Правда, в таком случае не было бы массовых банкротств и роста массовой безработицы, характерных для фазы экономического слада.

Поэтому перед рыночным хозяйством стоит проблема не устранения малых хозяйственных циклов, поскольку они объективны и представляют собой естественную форму выражения и мотивации технического прогресса, а смягчения его наиболее болезненных проявлений — кризисов перепроизводства. Решение этой задачи лежит на путях отыскания оптимальных способов движения присущих смешанной экономике противоречий между:

общественным характером производства и частными формами владения;

производством и потреблением;

сбережением и инвестированием;

динамикой предложения и платежеспособного спроса;

работодателями и наемными работниками;

стихией экономического и научно-технического творчества и планомерностью хозяйственных процессов;

конкуренцией и монополизмом;

экономическим предпринимательством и макрохозяйственной стабильностью;

экономической свободой хозяйствующих субъектов и регламентацией экономической жизни со стороны государства.

Именно обострение всех этих антагонизмов капиталистической экономики вызывает периодические кризисы в ее развитии. Следовательно, такие противоречия являются главными непосредственными причинами кризисов перепроизводства, поскольку придают процессу замены основного капитала колеблющийся и несинхронизированный характер, зависящий от неравномерной динамики емкости стихийного рынка.

Смягчение циклических перепадов экономической активности и их наиболее болезненных проявлений определяется способностью общества обуздать частный эгоизм и анархию социальной жизни и соответственно организовать, не посягая на предприимчивость и свободу, регулирование ее основных параметров. Раньше других циклов, в том числе длинных волн, экономисты открыли промышленные колебания. Одним из первых, кому удалось построить развернутую концепцию их природы, был К. Маркс (1818—1883). Но данный цикл (продолжительностью в 6—12 лет) нередко называют "циклом Жуглара" по имени экономиста К. Жуглара (1819 — 1905) за вклад последнего в его изучение во Франции, Великобритании и США, которое экономист осуществил, проследив колебания цен, ставок процента, инвестиций и занятости. Вместе с тем, не лишним будет заметить, что если исходить из роли определенных ученых в осмыслении механизма этого типа циклов, то (справедливости ради) их правильнее именовать "циклами Сисмонди — Маркса — Жуглара".

В уже упоминавшемся учебнике под редакцией А.И. Добрынина и Л.С. Тарасевича приводится группировка таких гипотез на экзогенные, эндогенные и эклектические, которые различаются, прежде всего, в зависимости от того, какие факторы рассматриваются их приверженцами в качестве циклообразующих, что и объясняет их название. Первые при выяснении причин циклов делают акцент [от лат. ассеn-tus — ударение] на экзогенных обстоятельствах, вторые — на эндогенных акторах, присущих самой системе, а третьи — эклектически [от греч. eklektikos — выбирающий] соединяют внешние (по отношению к экономике) и внутренние предпосылки, детерминирующие цикличность.

Примером чисто экзогенной' гипотезы циклов является та, основателем которой считается У.С. Джевонс (1835—1882). Он связал промышленный цикл с 11-летним периодом солнечной активности, доказывая влияние солнечных пятен на урожайность и цены зерна, а через них на торговые колебания. Х.С. Джевонс (сын) пытался объяснить не только аграрные и торговые перепады, но и цикличность изменений занятости с периодами солнечной активности. Х.Н. Мор даже разработал обитую экономическую теорию солнечной активности. Экономист Симанака Юдзи, исследовав хозяйственное развитие Японии за 1885—1984 годы, пришел к выводу, что за это время там наблюдалось 9 промышленных циклов, которые совпали с периодами солнечной активности. Он также полагает, будто цикл Кузнеца равняется двум периодам солнечной активности (22 годам), а длинные волны Кондратьева — ее пяти периодам (55 годам).

Одним из вариантов эндогенных концепций циклов выступает их монетарная трактовка. Она наиболее полно изложена английским экономистом Р. Хоутри (1879— 1975), который полагал, что изменение денежного потока является единственной и достаточной причиной колебания хозяйственной активности. Денежный поток (расходы доходов, т. е. спрос) в случае увеличения расширяет рынок, повышает цены, оживляет торговлю и производство, порождая общий подъем экономики, а в случае уменьшения сужает рынок, понижает цены, сокращает торговлю и производство, вызывая общий хозяйственный спад.

Другой эндогенной (хотя и противоположной по содержанию) трактовкой циклов выступает концепция перенакопления. Ее многочисленные сторонники делают акцент на структурных диспропорциях, возникающих на фазе пика и состоящих в чрезмерном развитии отраслей, которые производят средства производства и товары длительного пользования, в отличие от отраслей, которые создают товары краткосрочного (повседневного) пользования. На фазе депрессии наибольшее падение наблюдается как раз в первой группе отраслей, фиксируя перенакопление капитала и мощностей по сравнению с конечным спросом, а не просто дефицит платежных средств.

К эндогенным гипотезам циклов принадлежит также парадигма недопотребления. Ее впервые выдвинул Ж. Сисмонди. Ныне существует значительное число разновидностей этой концепции. Одна из наиболее распространенных из них объясняет недопотребление и, соответственно, рецессию тем, что возникает чрезмерное сбережение, вследствие чего слишком малая доля текущих доходов используется для покупок, сужая рынок сбыта и границы производства. Именно из чрезмерных сбережений, по мнению приверженцев данной парадигмы вытекает несбалансированность совокупного предложения и совокупного спроса. Главной же причиной чрезмерных сбережений они правомерно считают слишком большую дифференциацию в доходах: богатые сберегают большую долю своих высоких доходов, чем бедные своих низких. Поэтому такое недопотребление можно сократить, расширив рынок сбыта, за счет повышения реальных доходов небогатых путем уменьшения неравенства в распределении национального дохода.

Еще одной разновидностью эндогенного исследования цикличности, которая разделяется многими представителями основных направлений современной западной макроэкономики, является концепция "потока — запаса". Она рассматривает ежегодное воспроизводство стоимости в качестве потока, а накопленный объем этой стоимости (капитал) — в качестве запаса. Равновесие между понимаемыми таким образом потоком и запасом свидетельствует о сбалансированности экономического роста; но нарушение данного равновесия между ними приводит к колебаниям в хозяйственном развитии, т. е. к цикличности в экономической динамике. Однако в объяснении причин возникновения диспропорций между потоком и запасом нет единства среди сторонников рассматриваемой парадигмы: одни из них активную роль в нарушении равновесия отводят запасу, а другие — потоку.

К эклектическим концепциям промышленных циклов можно причислить те, которые связывают их существование не только с рядом обстоятельств (определенным набором разнородных факторов), но также с воздействием на хозяйственную жизнь такого внеэкономического феномена, как психология людей. Так, В. Парето (1848—1923) выводил бум из распространения (посредством подражания) оптимистических ожиданий и, соответственно, спекулятивных настроений, усиливающих рост цен и курсов ценных бумаг, которые ведут к чрезмерному расширению производства; а начало кризиса — из появления массовых панических оценок, обусловленных повышением ставки процента (вследствие вызванного бумом непомерного увеличения кредитования) и снижением цен и курсов акций (ввиду падения спроса, основанного на заемных средствах). Важнейшую роль психологии также придавали Дж. Кейнс и А. Пигу, констатируя несовершенство информированности множества конкурирующих производителей, осуществляющих капиталовложения, и подчеркивая значение их ошибочных оценок доходности своего бизнеса: на фазе пика фактические доходы больше ожидавшихся ими, что стимулирует чрезмерный оптимизм и рост активности; но когда расширение их деятельности за счет кредита приводит к его удорожанию, тогда становится очевидной "ошибка оптимизма", т. е. фактические доходы оказываются ниже прогнозировавшихся. Р. Лукас исходит из неадекватной оценки производителями изменения цен, которая состоит в том, что они не могут отличить общее повышение их уровня (обусловленное так называемым денежным шоком [от франц. choc — удар], т. е. неожиданным увеличением денег в экономике) от роста относительных цен на производимую ими продукцию (вытекающего из возрастания спроса на нее); путая между собой эти два различных механизма увеличения цен на свои товары, они всегда стремятся ответить на подъем цен расширением производства, вследствие чего возникает перепроизводство, если спровоцировавший его рост цен стал результатом указанного денежного шока или лишь компонентом общего повышения уровня цен, а не их относительного возрастания.

Многие из названных причин малых циклов одновременно обусловливают и длинные волны Кондратьева. Вместе с тем у последних есть и своя подоплека, определяющая их специфику.